мы на Twitter мы на Вконтакте мы на Facebook мы на YouTube

 
<< назад

Рождество Христово!

7 Января

Праздник Рождество Христово, второй по своему значению для всех христиан после Пасхи, отмечался и до сих пор отмечается в Ярославле широко и торжественно.

Готовятся к Рождеству задолго. Празднику предшествует сорокадневный Филипповский пост, очищающий тело и душу к празднованию великого события.

Преддверие светлого праздника — время добрых дел и благотворительности. В дореволюционные годы в богатых ярославских домах всем нуждающимся бесплатно раздавали дрова, а состоятельные ярославны, объезжая приюты и больницы, жертвовали в пользу нуждавшихся чай, теплое белье,одежду и ткани. На крупных ярославских предприятиях для детей рабочих устраивались елки с участием Деда Мороза. Особенно трогательную картину представляла ежегодная елка для сирот и беспризорников при Городской думе: «Вокруг зеленого дерева кипит каша из чумазых уличных ребятишек, — писала газета «Северный край» в декабре 1901 года. — Пусть костюмы их не новы, но глаза сияют искренней радостью, какую редко встретишь в глазах «благородного» ребенка»

 

Рождественские елки для детей.

Традиционными для Столицы Золотого Кольца были и елки для бедных детей, что устраивались Некрасовской библиотекой. Как правило, проводились они в манеже Николомокринских казарм 27 декабря — в день памяти поэта. Порой такие елки собирали более тысячи детей. Непременным элементом таких елок было «литературное отделение», в котором артисты местной труппы читали стихотворения Некрасова, посвященные детям: «Дедушка Яков» или «Дед Мазай и зайцы». В ожидании Деда Мороза ребята играли и танцевали, а затем, получив по ситцевому платку с гостинцами и по книжке, счастливые

расходились по домам.

 

По-своему готовились к празднику и ярославские негоцианты. В начале XX века, как и в наши дни, зимние праздники становились временем оживленной торговли. С самого начала декабря ярославские газеты пестрели соблазнительными объявлениями, подготавливая горожан к изрядным тратам. Как было не откликнуться на такие строчки: «В колбасном моем магазине более 1 000 окороков приготовлены к празднику. Большой выбор пулярдок, каплунов, всевозможные паштеты. Только что получены омары. С почтением, Г. Либкен»…

 

Садоводство на Духовской (ныне Республиканской) улице предлагало порадовать любимых живыми гиацинтами и ландышами, а детвора, уже с 20 декабря распущенная на Рождественские каникулы, засматривалась на заманчивые огоньки «Детского базара игрушек» — крупнейшего в Ярославле магазина детских товаров, расположенного в первом этаже гостиницы «Европа».

Бойкая торговля шла и на Казанском (ныне Первомайском) бульваре, куда крестьяне целыми обозами свозили пушистые елки. Наряжали лесных красавиц в зависимости от достатка семьи — кто стеклянными шарами, кто завернутыми в фольгу сладостями, а кто и самодельными бумажными «цепями».

 

Изготовление самодельных елочных украшений на протяжении десятилетий было доброй семейной традицией. Внук ярославского городского головы Ивана Вахромеева в воспоминаниях о Рождестве 1908 года так описывает этот увлекательный процесс: «Сестра Катя и старшие братья под руководством гувернантки готовят бумажные цепи, плетут бонбоньерки из специально заготовленной стружки. Мама приносит коробки с конфетами, яблоки и мандарины, к которым нужно подвязать нитки. Работа приятная, и все заняты делом…».

До первой звезды

Рождественский сочельник (24 декабря по ст. стилю) проходил в строжайшем посту. По церковному уставу в этот день дозволялось вкушать только сочиво — разваренные в воде с медом хлебные зерна (отсюда и название — сочельник). К трапезе приступали после появления на небе первой звезды. В Ярославле, где погода на Рождество нередко была пасмурной, начинали есть, как стемнеет. За ужином собиралась вся семья от мала до велика. А вот в другие праздники, за исключением Крещения и Пасхи, присутствие за столом стариков и детей не дозволялось. Сочельничать полагалось в строгом молчании — ужин в канун Рождества призван был напомнить о скромной трапезе Святого семейства в ночь рождения Иисуса Христа.

На стол подавали скромную, постную пищу — оладьи с медом, пироги с грибами, картошкой, кашей и сочни — пресные пирожки с ягодами.

Ранним утром в Рождество (25 декабря по ст. стилю), в 4 или 5 часов утра под окнами зажиточных домов собиралась детвора и молодежь — «славить Христа», получая за спетые молитвы хлебцы, сладкое угощение, а то и пару монеток. Пели обычно тропарь (молитвенные стихи и песнопения православной церкви в честь праздника), а ярославские мальчики-христославы иногда добавляли собственные присказки.

Например, такую бесхитростную попевку:

Славите, славите,

Сами, люди, знаете,

Христос родился,

Ирод возмутился,

Иуда удавился,

Мир возвеселился,

Открывайте кису,

Вынимайте колбасу,

Открывайте сундучок,

Доставайте пятачок!

Нам на прянички,

На орешки,

Детям на потешки.

Во главе процессии славильщиков несли звезду, оклеенную разноцветной бумагой. В середину такой звезды, насаженной на длинную палку, нередко вставляли зажженные свечи или фонарь, отчего лучи как бы светились.

Семейный праздник

Сам праздник Рождества оставался в Ярославле - Столице Золотого Кольца глубоко семейным. После торжественной литургии ярославцы спешили поздравить родных и знакомых, однако «отвизититься» старались до наступления темноты.

В первый день праздника с визитами ездили исключительно мужчины.

Очередь дам наступала на следующий день. Рождественская трапеза, проходившая по окончании всенощной, отличалась разнообразием и изобилием.

Количество мясных и молочных блюд, сладостей и напитков на столе определялось лишь достатком семьи и фантазией хозяйки. Ярославское купечество, приглашая множество гостей на званый ужин, нередко нанимало более десятка лакеев, поваров и посудомоек.

Церковь Рождества Христова на Волге (1635–1644)

Построена на средства купцов Назарьевых-Гурьевых недалеко от Волжской набережной, на ул. Кедрова, на месте деревянного Рождественского храма, известного с XIII века. Богачи Назарьевы-Гурьевы проложили из Ярославля торговые пути к восточным и «индийским» землям, а в устье реки Яик ими был построен город-крепость Гурьев (c 1991 года — Атырау).

Роскошные мечети Бухары и Самарканда, щедро украшенные керамикой и арабской вязью, настолько полюбились купцам, что церковь Рождества Христова, выстроенную ими на волжском берегу, украсил керамический фриз с летописью строительства, а на барабанах глав, опорах крыльца и апсидах засверкали «муравленые» изразцы — «политые» зеленой свинцовой глазурью цвета «травы-муравы». Особого внимания заслуживают Казанский придел храма, увенчанный ажурным крестом, и, конечно, колокольня — подлинный шедевр ярославского зодчества.




© 2010-2012 Столица Золотого Кольца
Все права защищены
Разработка сайта
Информационно-аналитический центр "iAC"